Взгляд за пределы симуляции

Если б вы жили в симуляции, то смогли бы это осознать? Ответ почти во всем находится в зависимости от того, кто управляет вашей симуляцией — назовём его Симулятором — и от того, каким образом запрограммирована ваша симуляция. Симулятор, к примеру, может раскрыть вам собственный секрет. В один прекрасный момент, принимая душ, вы Взгляд за пределы симуляции сможете услышать мягкое «динь-динь» и, промыв глаза от шампуня, увидите окно на летящем мониторе, в каком возникнет улыбающийся Симулятор. Может быть, это откровение случится в мировом масштабе с циклопическими открывшимися окнами и гремящим на всю планетку голосом, объявляющим, что по сути на небесах существует Всевластный Программер. Но даже Взгляд за пределы симуляции если ваш Симулятор не склонен к саморекламе, то есть наименее тривиальные методы подсказать.

Симуляции, приводящие к разумным созданиям, определённо достигнут порога малой точности, но, как и в случае с дизайнерской одежкой и дешёвой подделкой, качество и самосогласованность будут вероятнее всего варьироваться. К примеру, один из подходов к программированию симуляций — назовём Взгляд за пределы симуляции его «эмерджентной, либо проявляющейся стратегией» — будет состоять в использовании массы скопленного населением земли познания с осмысленным привлечением различных научных положений зависимо от контекста. Столкновения меж протонами в ускорителях частиц будут смоделированы при помощи квантовой теории поля. Линия движения футбольного мяча будет смоделирована при помощи законов Ньютона. Реакция мамы, наблюдающей за Взгляд за пределы симуляции первыми шагами собственного ребёнка, будет смоделирована совместными достижениями биохимии, физиологии и психологии. Деяния фаворитов правительства будут взяты из политики, истории и экономики. Будучи кусочно-собранной из разных подходов, сфокусированных на разных качествах смоделированной действительности, проявляющаяся стратегия востребует внутренней самосогласованности для переноса процессов, номинально сконструированных в одном мире, в другой Взгляд за пределы симуляции мир. Психиатру не нужно знать клеточные, хим, молекулярные, атомные и субатомные процессы, лежащие в базе активности людского мозга — и для психиатрии это бесспорное благо. Но при симуляции личности перед эмерджентной стратегией будет стоять задачка самосогласованным образом соединить грубые и тонкие уровни инфы, обеспечив, к примеру, что чувственные Взгляд за пределы симуляции и познавательные функции будут нормально скоординированы с психохимическими данными. Таковой тип пограничного сплетения характерен для всех явлений и всегда подталкивал науку к поиску более глубочайших разъяснений.

Симуляторы, которые употребляют эмерджентные стратегии, должны убрать несоответствия, возникающие при применении разных способов, и должны гарантировать, что сплетение происходит гладким образом. Это Взгляд за пределы симуляции может востребовать подкруток и поправок, которые для жителя симуляции проявятся в виде внезапных конфигураций в окружающей среде без каких-то тривиальных обстоятельств и разъяснений. Сплетение возможно окажется не совершенно действенным; возникающие нестыковки могут нарастать с течением времени, принимая угрожающие размеры, так что мир окажется непоследовательным, и симуляция разрушится.

Вероятный метод обойти Взгляд за пределы симуляции эти препядствия состоит в использовании другого подхода — назовём его «ультра-редукционистской стратегией» — когда симуляция производится согласно одному-единственному набору базовых уравнений, что, как представляется физикам, имеет место в случае реальной вселенной. Роль начальных данных в таких симуляциях играет математическая теория материи и базовых взаимодействий, также выбор «начальных Взгляд за пределы симуляции условий» (как всё устроено в исходный момент симуляции); потом компьютер просчитает всё вперёд во времени, избегая тем заморочек сплетения черт из эмерджентной стратегии. Но, симуляции этого типа столкнутся со своими своими вычислительными неуввязками, и даже не с непосильным симулированием «всего на свете», а уже при симуляции поведения отдельных частиц. Если Взгляд за пределы симуляции уравнения, с которыми будут оперировать наши потомки, будут похожи на современные — с безпрерывно изменяющимися числами — то симуляции безизбежно будут использовать приближённые способы. Чтоб точно выслеживать число при его непрерывном изменении, пригодится знать его значения с точностью до нескончаемого числа символов после запятой (к примеру, если такая величина безпрерывно меняется, скажем Взгляд за пределы симуляции, от 0,9 до 1, она будет принимать поочередно такие значения как 0,9, 0,95, 0,958, 0,9583, 0,95831, 0,958317 и т.д., прямо до случайного знака после запятой, для заслуги абсолютной точности). Конкретно этого компьютер с ограниченным ресурсом не может для себя позволить: ему просто не хватит времени и памяти. Потому, даже если использовать самые фундаментальные уравнения, всё равно может Взгляд за пределы симуляции быть, что компьютерные вычисления будут приближёнными, что даст растущую с течением времени ошибку.[63]

Конечно, под «ошибкой» я подразумеваю разницу меж тем, что происходит в симуляции, и описанием, последующим из самых четких физических теорий, которые находятся в распоряжении симулятора. Но те, кто подобно вам находится снутри симуляции Взгляд за пределы симуляции, будут считать математические правила, управляющие компом, законами природы. Тогда вопрос не в том, как точно применяемые в компьютере математические законы моделируют окружающий мир, ведь считается, что находясь снутри симуляции вы не видите окружающего мира. Неувязка смоделированной вселенной в том, что когда компьютерные нужные приближения начинают применяться к четким математическим уравнениям, вычисления стремительно Взгляд за пределы симуляции становятся нестабильными. Ошибки округления, накапливающиеся после огромного количества вычислений, могут привести к противоречиям. Вы и другие смоделированные учёные окажутся очевидцами не нормальных результатов в опытах; милые сердечку законы начнут приводить к неточным пророчествам; измерения, которые всегда давали единственный и всеми подтверждаемый итог, начнут выдавать различные ответы. По прошествию Взгляд за пределы симуляции времени, вы и ваши смоделированные коллеги начнёте мыслить, подобно вашим праотцам из прошлых веков и 1000-летий, что ваша окончательная теория никак не является конечной. Все вкупе вы кропотливо перепроверите теорию, может быть, придумаете новые идеи, уравнения и принципы, более точно описывающие имеющиеся данные. Но, предполагая, что ошибки не Взгляд за пределы симуляции приведут к таким противоречиям, которые обрушат программку, в некий момент вы упрётесь в стенку.

После многостороннего поиска вероятных разъяснений, ни одно из которых не будет способно стопроцентно разъяснить произошедшее, дерзкий мыслитель может выдвинуть конструктивно иную идею. Если континуальные физические законы, развиваемые в течение многих 1000-летий, принять за цифровые исходные Взгляд за пределы симуляции данные для массивного компьютера и использовать для сотворения смоделированной вселенной, то ошибки от неминуемых приближений приведут к аномалиям такого же самого типа, что и наблюдаются. «Вы считаете, что мы живойём в компьютерной симуляции?», — спросите вы. «Да», — ответит ваш дерзкий сотрудник. «Да вы с мозга сошли!», — возмутитесь вы. «Да? А вы взгляните Взгляд за пределы симуляции», — ответит он и развернёт к вам монитор с изображённым смоделированным миром, запрограммированным им при помощи тех же самых базовых законов физики, и — затаив дыхание от первой встречи с смоделированным миром — вы увидите, как смоделированные учёные размышляют над теми же самыми необычными данными, которые вызвали затруднения и у Взгляд за пределы симуляции вас.{98}

Естественно, если Симулятор замыслит замаскироваться более кропотливо, он может избрать более брутальную стратегию. Когда начнут появляться противоречия, он может перезапустить программку и стереть аномалии из памяти жителей. Потому, вероятнее всего будет преувеличением утверждать, что смоделированная действительность проявит свою настоящую природу средством глюков и перебоев. И ещё труднее Взгляд за пределы симуляции утверждать, что противоречия, аномалии, вопросы без ответа и забуксовавший прогресс будут отражать нечто большее, чем наши собственные научные беды. Разумная интерпретация при обнаружении схожих явлений будет состоять в том, что мы, учёные, должны работать ещё упорнее и проявлять больше фантазии для поиска разъяснений. Но, из этого необычного сценария навязывается последующий серьёзный вопрос Взгляд за пределы симуляции. Если мы когда-нибудь вправду сделаем смоделированный мир с очевидно разумными жителями, то уместно ли считать, что мы занимаем особенное место в истории научно-технического прогресса — что мы стали самыми первыми создателями разумных симуляций? Могли бы стать — но если стремиться учесть все варианты, следует рассматривать другие Взгляд за пределы симуляции сценарии полной картины бытия, которые не выделяют население земли каким-то особым образом. Причём уже имеется готовый сценарий, отвечающий всем требованиям. Как мы убедимся, что разумные симуляции вероятны, то руководящий принцип «заурядности», обсуждавшийся в главе 7, произнесет, что такая симуляция не единственна, что их целый бурлящий океан под заглавием «смоделированная мультивселенная». Хотя сделанная Взгляд за пределы симуляции нами симуляция может стать знаменательным событием в той ограниченной области, к которой мы имеем доступ, в контексте всей смоделированной мультивселенной в этом нет ничего особенного, и до нас такое происходило несметное количество раз. Как мы примем эту идею, нам придётся допустить, что мы тоже можем находиться снутри симуляции Взгляд за пределы симуляции, так как конкретно такой статус абсолютного большинства разумных созданий в смоделированной мультивселенной.

Указания на искусственный разум и смоделированные миры дают почву для размышления о природе вашей своей действительности.

Вавилонская библиотека

Во время моего первого семестра в институте я записался на вводный курс по философии, который читал уже почивший Роберт Нозик. С Взгляд за пределы симуляции самой первой лекции началось что-то неописуемое. Нозик заканчивал писать свою объёмную книжку «Философские разъяснения» и использовал курс для отработки многих принципиальных аргументов. Фактически каждое занятие потрясало моё представление о мире, время от времени очень энергично. Для меня это стало внезапным опытом — я задумывался, что сотрясение основ Взгляд за пределы симуляции действительности только прерогатива курсов по физике. Но была значимая разница. Лекции по физике подрывали обычные взоры на вещи средством рассмотрения явлений, происходящих в совсем незнакомых областях, когда объекты движутся стремительно, или являются очень тяжёлыми, или имеют фантастически небольшой размер. Лекции по философии ставили под сомнения обычные взоры, раскачивая устои каждодневного опыта Взгляд за пределы симуляции. Откуда нам знать, что существует реальный мир? Должны ли мы доверять нашим ощущениям? Что связывает молекулы и атомы, сохраняя нашу личность со временем?

Однажды после занятий Нозик спросил меня, чем я интересуюсь, и я браво заявил, что желаю учить квантовую гравитацию и единые теории. Обычно на этом Взгляд за пределы симуляции разговор и заканчивался, но Нозик использовал это как возможность раскрыть горизонты юному человеку. «Что движет твоим энтузиазмом?» — спросил он. Я ответил, что желаю отыскать нескончаемые правды, чтоб осознать, почему всё устроено так, а не по другому. Наивно и хвастливо, конечно. Но Нозик поначалу пристально меня выслушал, а позже развил эту идею Взгляд за пределы симуляции далее. «Допустим, что ты выстроил единую теорию, — произнес он. — Вправду ли она даст ответы на твои вопросы? Может, ты как и раньше будешь думать, почему эта самая теория, а не другая, оказалась правильной теорией вселенной?» Конечно, он был прав, но я ответил, что в процессе поиска разъяснений может Взгляд за пределы симуляции наступить момент, когда мы должны будем принять определённые вещи как данность. Конкретно этого и ожидал от меня Нозик; в книжке «Философские разъяснения» он развивал альтернативную точку зрения. Она базирована на том, что он называл принципом обилия, и является попыткой строить разъяснения без «принятия определённых вещей как данности Взгляд за пределы симуляции», без принятия чего-либо как правды сверху.

Стоящий за этой уловкой философский манёвр совсем очевиден: следует ослабить вопрос. Если желаете избежать разъяснения, почему одна теория кое-чем выделена посреди других, то тогда не выделяйте её. Нозик предлагает, чтоб мы считали, как будто являемся частью мультивселенной, которая обхватывает все вероятные вселенные.{99} Эта мультивселенная Взгляд за пределы симуляции будет включать в себя не только лишь другие эволюции, возникающие из квантовой мультивселенной, либо огромное количество пузырьков-вселенных из инфляционной мультивселенной, либо вероятные струнные миры ландшафтной мультивселенной. Такие мультивселенные сами по для себя не будут удовлетворять идее Нозика, так как вы как и раньше будете спрашивать: почему квантовая механика Взгляд за пределы симуляции? почему инфляция? почему теория струн? Напротив, возьмите вообщем всякую вероятную вселенную — она может состоять из обыденных атомов, но настолько же отлично подойдёт и вселенная, изготовленная только из расплавленного сыра моцарелла — и у неё будет своё место в подходе Нозика.

Это будет последняя из рассматриваемых нами мультивселенных, так Взгляд за пределы симуляции как она самая обширная из всех — так обширная, как это может быть. Неважно какая из когда-либо предложенных мультивселенных либо тех, которые когда-нибудь будут предложены, сама состоит из вероятных вселенных, и потому будет являться частью этого мегаконгломерата, который я буду именовать конечной мультивселенной. Если в рамках данного подхода вы зададитесь Взгляд за пределы симуляции вопросом, почему наша вселенная управляется законами, открытыми нашими исследовательскими работами, то ответ сведётся к антропности: там, далее, есть другие вселенные, различные вселенные по сути, а мы живойём в нашей вселенной, так как она принадлежит к числу тех, которые поддерживают нашу форму жизни. В других вселенных, применимых для жизни — а Взгляд за пределы симуляции их довольно много, так как мы, непременно, сможем выжить при довольно малых конфигурациях базовых физических характеристик — есть люди, похожие на нас, задающиеся этим же вопросом. Вточности такой же ответ справедлив и для их. Смысл в том, что признак существования никак не выделяет вселенную, так как в конечной мультивселенной Взгляд за пределы симуляции вправду есть все вероятные вселенные. Отпадает сам вопрос, почему один набор законов обрисовывает реальную вселенную — нашу — а другие наборы являются бесплодными абстракциями. Бесплодных законов не существует. Хоть какой набор законов обрисовывает свою реальную вселенную.

Интересно, что Нозик отметил, что снутри его мультивселенной существует вселенная, состоящая из ничего. Абсолютного ничего Взгляд за пределы симуляции. Не пустое место, а ничто, о котором вопрошал Готфрид Лейбниц в известной фразе «Почему существует нечто, а не ничто?». Нозик не мог знать, что для меня это утверждение имело особенный смысл. Когда мне было лет 10 либо одиннадцать, я натолкнулся на фразу Лейбница и очень озаботился этим вопросом Взгляд за пределы симуляции. Я расхаживал по собственной комнате, пытаясь ухватить, что означает ничто, нередко заложив при всем этом одну руку за голову, думая, что попытка сделать неосуществимое — узреть свою руку — поможет мне осознать смысл полного отсутствия. Даже сейчас, пытаясь представить абсолютное настоящее ничто, небытие, я падаю духом. Полное ничто, с обычной нам Взгляд за пределы симуляции позиции имеющегося нечто, есть самое полное отсутствие чего бы то ни было. И так как кажется, что ничто — это так проще, чем нечто — никаких законов в действии, никакой материи в игре, никакого места для заселения, никакого времени в течении — вопрос Лейбница попадает как раз в точку. Почему бы небытию не существовать Взгляд за пределы симуляции? Небытие было бы безусловно потрясающим.

В конечной мультивселенной вправду существует вселенная, состоящая из ничего. Как можно судить, ничто являет собой совсем логическую возможность, потому такая вселенная должна быть включена в мультивселенную, охватывающую все вселенные. Тогда ответ Нозика на вопрос Лейбница такой, что в конечной мультивселенной нет дисбаланса меж нечто и Взгляд за пределы симуляции ничто, требующего особенного разъяснения. Вселенные обоих типов являются частью этой мультивселенной. Вселенная из ничего ничем не завлекает к для себя особенного внимания. И только поэтому, что мы, люди, являем собой нечто, вселенная из ничего ускользает от нас.

Теоретик, приученный гласить на языке арифметики, осознает всеобъятную мультивселенную Нозика как вселенную Взгляд за пределы симуляции, где все вероятные уравнения реализуются на физическом уровне. Это такая версия рассказа Хорхе Луиса Борхеса «Вавилонская библиотека», в какой книжки Вавилона написаны на языке арифметики и потому содержат все вероятные осмысленные, непротиворечивые строки из математических знаков.[64] Некие из книжек содержат известные нам формулы, такие как уравнения общей теории Взгляд за пределы симуляции относительности и квантовой механики в приложении к известным в природе частичкам. Но, известные строчки математических знаков будут встречаться очень изредка. Большая часть книжек содержит уравнения, никем до сего времени не написанные, уравнения, которые в обыденных критериях будут считаться незапятанной абстракцией. Мысль конечной мультивселенной в том, чтоб отрешиться от этой Взгляд за пределы симуляции обычной точки зрения. Больше не будет ситуации, когда большая часть уравнений бездействуют, лёжа в спячке, и только несколько везучих соотношений каким-то расчудесным образом интегрированы в жизнь средством физической реализации. Напротив, любая книжка в библиотеке математического Вавилона является реальной вселенной.

Предложение Нозика, если оформить его математически, даёт определенный ответ Взгляд за пределы симуляции на издавна обсуждаемый вопрос. В течение веков арифметики и философы задавались вопросом — математика придумана либо открыта? Витают ли математические понятия и законы кое-где рядом, в ожидании отважного исследователя, который на их наткнётся? Либо, так как этот исследователь вероятнее всего посиживает за письменным столом, с карандашом в руках, стремительно черкая Взгляд за пределы симуляции заумные знаки на бумаге, не являются ли приобретенные математические понятия и законы изобретением нашего разума в поиске порядка и системы?

На 1-ый взор неограниченное количество математических достижений, нашедших своё применение в физических явлениях, внушительно свидетельствует в пользу того, что математика реальна. Примеров много. В широком спектре Взгляд за пределы симуляции от общей теории относительности до квантовой механики физики нашли, что бессчетные математические открытия будто бы по заказу сделаны для физических приложений. Обычный, но впечатляющий пример — это пророчество позитрона (античастицы электрона) Полем Дираком. В 1931 году при решении квантовых уравнений, описывающих движение электрона, Дирак нашел, что в математических выкладках появляется «постороннее» решение, которое Взгляд за пределы симуляции обрисовывает движение частички, тождественной электрону, но с положительным электронным зарядом (напомним, что у электрона заряд отрицательный). В 1932 году именно эта частичка была найдена Карлом Андерсоном при кропотливом исследовании галлактических лучей, бомбардирующих Землю из космоса. То, что начиналось как манипуляции Дирака с математическими знаками на бумаге, закончилось экспериментальным открытием первой частички Взгляд за пределы симуляции антиматерии в лаборатории.

Но, скептик может сделать возражение, что арифметику задаём конкретно мы. Мы сформировались в процессе эволюции таким макаром, чтоб уметь отыскивать закономерности в окружающей среде; чем лучше у нас это выходит, тем выше наши шансы отыскать еще одну порцию еды. Математика как системный язык родилась из Взгляд за пределы симуляции нашей био сопоставимости. С этим языком мы смогли классифицировать поиск новых закономерностей, выйдя за рамки тех, что обеспечивали просто очевидное выживание. Но математика, подобно другим инструментам, развитым и освоенным нами в течение прошедших веков, является человечьим изобретением.

Мой взор на арифметику временами изменяется. Когда я погружён в математическое Взгляд за пределы симуляции исследование, которое отлично продвигается, то нередко чувствую, что этот процесс является открытием, а не изобретением. Я не знаю ничего более возбуждающего, чем следить, как разрозненные куски математического паззла соединяются в единую непротиворечивую картину. Когда такое происходит, появляется чувство, что эта картина всегда там была, подобно тому как широкий простор выплывает из Взгляд за пределы симуляции утреннего тумана. С другой стороны, когда я более беспристрастно оцениваю арифметику, то моя уверенность теряется. Математическое познание — это литературный продукт общения знающих людей на необыкновенно четком языке арифметики. И подобно литературе, написанной на одном из естественных глобальных языков, математическая литература является продуктом людской изобретательности и фантазии. Это совершенно Взгляд за пределы симуляции не означает, что другие разумные формы жизни не могут придти к такому же математическому результату, что и мы; даже очень могут. Но, случись такое, это явилось бы отражением подобия нашего опыта (как необходимости считать, вести торговлю, выживать и т.д.), и потому навряд ли может считаться подтверждением Взгляд за пределы симуляции непознаваемого существования арифметики.

Пару лет вспять, в общественных дебатах по этому поводу, я произнес, что мог бы для себя представить встречу с внеземной формой жизни, во время которой, отвечая на вопрос о наших научных теориях, инопланетянин произнес: «А, математика… да, мы незначительно её поизучали. Поначалу показалась перспективной, но, в конце концов, завела Взгляд за пределы симуляции в тупик. Давайте я покажу вам, как это по сути работает». Но, ворачиваясь к моим своим колебаниям, я по сути не знаю, как окончил бы своё предложение инопланетянин, а беря во внимание довольно обширное определение арифметики (к примеру, логические заключения, вытекающие из ряда догадок), я даже не уверен, ответы Взгляд за пределы симуляции какого типа не свелись бы к арифметике.

Окончательная мультивселенная избавлена от двусмысленности в этом вопросе. Неважно какая математика реальна в том смысле, что неважно какая математика обрисовывает какую-то реальную вселенную. Снутри этой мультивселенной неважно какая математика так либо по другому реализуется. Вселенная, управляемая уравнениями Ньютона и населённая только Взгляд за пределы симуляции твёрдыми бильярдными шарами (без какой-нибудь дополнительной внутренней структуры), является реальной вселенной; пустая вселенная с 666 пространственными измерениями, управляемая высокоразмерной версией уравнений Эйнштейна, тоже является реальной вселенной. Если окажется, что инопланетяне правы, то будут вселенные, описание которых не является математическим. Но давайте пока оставим таковой вариант в сторонке. Мультивселенной, реализующей Взгляд за пределы симуляции все математические уравнения, будет довольно, чтоб занять наше внимание; конкретно это и даёт нам окончательная мультивселенная.


vzaimosvyaz-dohodov-i-rashodov.html
vzaimosvyaz-ekonomicheskoj-socialnoj-politicheskoj-i-duhovnoj-sfer-obshestva.html
vzaimosvyaz-filosofii-i-chastnih-nauk.html