Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава

- Ну что ж, пойдем-ка и мы спать. А то вставать рано,- зевнул Ёковатари, и разговор завершился.

Поезд прибыл в Тояма с запозданием на 5 минут. Было еще мрачно. Тут, на станции, им предстояло ожидать поезда на Яцуо.

- А в Тояма холодней, чем в Токио. Хотя так и должно быть,- поежившись, произнес Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава Ёковатари.

После теплого поезда северных! воздух казался в особенности леденящим.

- До отхода нашего поезда еще минут 40. Давайте где-нибудь посидим.

Они выискали в здании вокзала кафе, но в этот ранешний час все еще было закрыто. Идти в город не было времени. Умывшись, они расположились в зале ожидания и, дрожа Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава от утреннего холода, стали дожидаться поезда.

Местный поезд резко отличался от того, на котором они только-только приехали. Вагонов у него было всего четыре либо 5, ну и те - полупустые. Малочисленные пассажиры, неясно куда и для чего собравшиеся в такую рань, дремали на скамьях.

- А мне что-то Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава спать совершенно не охото,- бодро заявил Ёковатари.

После умывания прохладной водой и прогулки на свежайшем воздухе они ощущали себя отлично

Вы отлично спали? - спросил Мунэсуэ сотруднику.

Не очень. Я изредка езжу ночкой и не привык спать в поезде.

Я тоже. Но все-же спальные вагоны комфортные.

Естественно. А то бы всю ночь тряслись Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава сидя, представляешь? Как позже работать?

Кстати, этот поезд приходит в Яцуо в 6 девятнадцать. Рановато. Что будем делать?

Да, в это время все учреждения еще закрыты. Может, лучше было бы тихо посидеть в Тояма?

Давайте заглянем в участок.

Дежурный там, естественно, есть, но все таки неловко тревожить людей ни Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава с того ни с этого. Дело же не срочное.- Ёковатари представил для себя горную глушь, маленький полицейский участок и дежурного, который дремлет для себя умиротворенно, не ведая, что еще мало - и его покой будет нарушен инспекторами из Токио, которые явятся очень рано, неся с собою запах крови. «Вот Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава уж переполошатся, бедолаги!» - помыслил он и произнес: - Зайти туда, непременно, придется, но лучше попозже.

- Пожалуй.

Пока они так говорили, поезд тронулся. В полутьме по ту сторону окна тянулась равнина, белоснежная, как будто устланная снегом. Городские кварталы остались сзади, и только кое-где на горизонте невесело мелькали огоньки одиноких домов.

Временами Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава поезд останавливался на станциях. Двое-трое пассажиров сходили, их сменяли новые. Поезд нерасторопно катился по равнине в сторону гор.

Редчайшие огоньки угасали один за одним. Утро равномерно вступало в свои права, и пейзаж по ту сторону окна становился все резче. Начинался угрюмый северный денек с томными тучами Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.

- Нам на последующей,- произнес Ёковатари, прочитав заглавие станции, от которой поезд только-только отошел.

Дорогу обступили горы. Дома стали попадаться почаще. Кое-кто из пассажиров начал готовиться к выходу. После Тояма это был 1-ый город. В конце концов поезд тормознул у платформы с надписью: «Эттю. Яцуо». Пассажиры сошли на маленькую, очевидно не Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава созданную для огромных составов платформу.

- Ну вот, накопец-то,- с облегчением вздохнул Ёковатари и окинул взором собственных бывших попутчиков - судя по всему, местных обитателей. Издалека прибыли, кажется, только они с Мунэсуэ.

Прямо за остальными пассажирами они прошли по мостику над способами, вышли из вокзала - и вдруг Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава оказались одни. В мгновение ока кучка пассажиров рассосалась: знобко ссутулившись, они все устремились куда-то по своим делам.

Приняв и здесь же проводив горстку новоприбывших, привокзальная площадь снова погрузилась в тишину. Городок еще не пробудился. Только арка с надписью «Добро пожаловать» встречала их по долгу службы. Магазинчики на площади были наглухо закрыты Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, и улица, начинавшаяся отсюда, была пустынной. Только вдали медлительно переходил на другую сторону некий старик с собакой.

- Да, рановато мы приехали,- вздохнул Ёковатари, смотря на безлюдную привокзальную улицу, протянувшуюся 2-мя рядами низких домов.

Никакие кафе, естественно, еще не работают. Может, заглянуть вон в ту гостиницу, разбудить Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава их, пускай завтраком покормят, а?

Ну что ж…

Они постучались в дверь гостиницы «Мията», как говорила вывеска. Хорошая мысль: позавтракать и заодно разузнать про город у гостиничного персонала.

По плану операции предполагалось сначала пойти в мэрию, отыскать там домашний перечень Танэ Накаяма и попробовать найти ее родных. Если родных не осталось, то Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, может быть, найдется кто-либо, кто помнит ее. Очевидно, это практически безвыходно: Танэ уехала отсюда 50 с излишним годов назад.

Они и до этого не ложили на этот город особенных надежд, а вид пустынной привокзальной площади и совсем привел их в угнетение. В завтраке им отказали, но они Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава продолжали настаивать и в конце концов достигнули собственного. Правда, пришлось ожидать около часа.

Что это вы рано так пожаловали? - с любопытством спросила молодая служанка, накрывавшая на стол.

Из Токио других поездов нет.

Ой, так вы из Токио!

Мунэсуэ никак не подразумевал, что в век телевидения упоминание о Токио Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава может вызвать такую наивно-восторженную реакцию. Телек одномоментно приносит столичные моды в самые отдаленные уголки Стране восходящего солнца, и они приживаются в провинции чуть ли не быстрее, чем в огромных городках. Взять хотя бы эту служанку: снаружи она ничем не отличается от женщин с токийских улиц.

Что все-таки в этом необычного Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава? - улыбнулся Мунэсуэ.

Я очень желаю в Токио. Либо еще куда-нибудь - только бы отсюда уехать.

Почему? Здесь так тихо, прекрасно. Я бы, к примеру, только рад был поселиться в таком комфортном городе.

Это вы поэтому так гласите, что никогда здесь не жили. А я вот желала Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава бы туда уехать, где меня никто-никто не знает. А то выйдешь на улицу - кругом одни знакомые. Так и живешь всю жизнь посреди одних и тех же людей, прямо тошно.

Ну, приедешь ты в большой город, поселишься в большенном доме, и что? Заболеешь - никто не придет тебя проведать, умрешь - никто Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава и знать не будет. Никому не нужна, одна в целом свете… Такая жизнь для тебя по нраву?

- Мне просто тут не нравится. Городок с кошкин лоб, самые священные твои потаенны каждому известны. Что с того, что тут тихо и расслабленно? Зато ничего нового, скучновато. Лучше я помру где Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава-нибудь на большой дороге, а на мир погляжу. Если б кто согласился увезти меня отсюда, я бы за ним так и полетела.

Женщина гласила с таковой горячностью, что, казалось, позови ее на данный момент Мунэсуэ - она, не раздумывая, пойдет и за ним.

«Опасно, небезопасно так думать»,- желал сказать Мунэсуэ Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, но удержался. Сказать-то можно, да разве она услышит? Так устроена молодежь: бредит большенными городками и, пока не обожжется, не усвоит, как отлично на родине. А расплата за юношеские мечты - собственная жизнь. Вот Сидзуэ, внучка Танэ Накаяма, рассуждала совершенно по-другому. Но как знать, может быть, ее бабушка, оставляя Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава родные места, задумывалась так же, как эта служанка…

Ой, заговорилась я, завтрак остынет. Простите, пожалуйста.- Женщина, смутившись, начала накладывать в чашечки рис. Аппетитно запахло супом из соевых бобов.- А по какому вы делу из Токио приехали? - спросила вдруг она.

Необходимо кое-что узнать,- произнес Мунэсуэ.- Ты не слыхала о таковой даме - Танэ Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава Тании-сан? Родом она из этого городка, но уже лет 50, как уехала. Это, естественно, было еще до тебя, но, может быть, ты о ней слышала от родителей, дедушки либо бабушки?

Тании была девичья фамилия старухи Танэ.

Мунэсуэ задал собственный вопрос на всякий случай, практически не надеясь на ответ Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, но, как ни удивительно, женщина вдруг улыбнулась.

Так ты ее знаешь?

Да ведь моя фамилия тоже Тании.

Ты тоже Тании?!

В нашем городке у многих такая фамилия.

А может, она твоя родственница?

У нас здесь полгорода родственники. Если присмотреться как надо, все в родстве вместе. Надоело страшно Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.

Ну, так не знаешь ты это имя - Танэ Тании?

Нет, пожалуй, не знаю.

Мунэсуэ и Ёковатари переглянулись: делать нечего, придется идти в мэрию.

Пока они завтракали, привокзальная площадь приметно ожила. Приближался час пик. Народу становилось больше. Одни приезжали, другие уезжали. Уезжавших: студентов, служащих - практически они все ехали в Тояма - было, но, больше Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава. То и дело отходили с площади автобусы, много было и машин.

Городок в конце концов пробудился. Пора было идти в мэрию. Расспросив у служанки дорогу, они прошли до конца привокзальную улицу с низенькими домишками, вышли на перекресток в форме буковкы «Т» и повернули вправо к реке. Тут была развилка Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава. Левая дорога вела на мост. Река показалась им достаточно широкой. Камни на деньке показывались ясно - хоть пересчитывай. Это и была река Ида. На бетонном мосту стоял столбик с вырезанным на нем заглавием: «Мост 13-ти камней».

Облака рассеялись, засияло солнце. Солнечные лучи, отражаясь от поверхности воды, слепили Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава невыспавшихся путников. Они тормознули у моста, чтоб полюбоваться рекой и городом. Тут кончалась равнина Тояма и начинались горы. Город стоял как раз на границе меж ними, у самой кромки гор. Река Ида делила ого напополам, держа собственный путь на север, к заливу Тояма.

Строгие ряды низких, скрытых черепицей домов, только Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава время от времени прерываемые современным высотным зданием, делали город очаровательно-старомодным. Кончится утренняя суматоха, и город опять как будто погрузится в сон. Древняя хорошая провинция, позабытый, глухой уголок Стране восходящего солнца.

Поразмыслить только, есть, оказывается, еще такие городки,- щурясь от солнца, произнес Ёковатари.

Везде машинная цивилизация отдала себя знать Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, а сюда как будто и не заглядывала. Автомобилей почтя не видно.

Машинная цивилизация никого не обходит стороной. Автомобилей и здесь с каждым деньком больше. Не сегодня-завтра отравят реку, попортят всю эту красота. Вобщем, почти во всем это находится в зависимости от самих обитателей.

Как раз в этот момент Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава по мосту пронеслось несколько томных грузовиков, практически извергавших клубы дыма. Грузовики возвратили инспекторов к реальности.

К мэрии необходимо было идти через мост, а потом вправо и ввысь по склону. Она располагалась в прекрасном маленьком здании из железобетона. Это был тот редчайший случай, когда современная постройка полностью гармонически вписывалась в Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава общую картину древнего города - может быть, поэтому, что ее специально сделали низкой - двуэтажной. Мэрия походила не столько на государственное учреждение, сколько на виллу.

Они вошли в приемную и направились к окошку с надписью «Отдел регистрации населения». Там посиживала юная дама в свободном рабочем халатике, какие в Токио на данный момент Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава практически уже не носят. Мунэсуэ предъявил ей служебное удостоверение и выложил сущность дела.

- Танэ Тании-сан? - опешила дама, которую полицейское удостоверение и упоминание о 20 четвертом годе, казалось, несколько обескуражили. Хотя больше, наверное, полицейское удостоверение, так как само по себе воззвание к старенькым семейным перечням - дело достаточно обыденное.- Подождите минуту Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.- Дама оборотилась к ящику с регистрационными книжками и вынула одну из их.- Вот. Танэ Тании. Были прописана на улице Камисин, дом номер 20 семь, по восемнадцатого марта 20 4-ого года вышла замуж и уехала в префектуру Гумма.

Эти данные в точности совпадали с данными, приобретенными в марии поселка Мацуида. Предки Танэ Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава издавна скончались. Она была единственным ребенком в семье, что по тем временам бывало нечасто, старший брат Танэ захворал и погиб в семилетнем возрасте. Отец ее тоже родился в Яцуо. Братьев его и сестер, как явствовало из записей, тоже издавна не было на свете, что, вобщем, было полностью естественно Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава. Выяснилось, но, что в квартале Фукудзима до сего времени проживает дочь младшего брата отца, другими словами двоюродная сестра Танэ. Звали ее Ёсино, фамилия по супругу Омуро. Не обратиться ли к ней? Вдруг она знает о Танэ чего-нибудть принципиальное? Попросив на всякий случай в отделе регистрации копию домашнего перечня Танэ и Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава узнав, как пройти на улицу Камисин, где жила Танэ, и как разыскать Есиио Омуро, Ёковатари и Мунэсуэ покинули мэрию.

Улица Камисин оказалась торговой улочкой. Родного дома Танэ издавна уже не было, на его месте была устроена автомобильная стоянка. Инспекторы попробовали расспросить о семействе Тании владельцев стоянки Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, державших по соседству рыбную лавку, но те ничего не знали. До возникновения этих людей участок, на котором некогда стоял дом, успел поменять несколько хозяев. На данный момент тут был один из самых оживленных районов Яцуо, но о людях, живших на старенькой улочке полста лет вспять, даже памяти не осталось. В небольшом сонном Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава городе, как и везде, шла жизнь, сменялись люди, и их дела и заботы бесчеловечно уничтожали следы дел и хлопот прежних людей. Сейчас живущим недосуг мыслить о тех, кто свое отжил.

Ёковатари и Мунэсуэ вдруг остро ощутили, как безжалостно устроена жизнь.

Оставалось навестить Ёсино Омуро, единственного человека, который Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава мог еще держать в голове Танэ. Квартал Фукуд-зима представлял собой новый жилой массив, выросший поблизости вокзала. Судя по номеру дома, двоюродная сестра Танэ жила кое-где неподалеку от гостиницы, давшей им приют сейчас с утра. Заметив невдали полицейский пост, инспекторы направились к нему, чтоб уточнить дорогу. Оказалось, что дом Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, который они отыскивают, и есть гостиница.

Гостиница именуется «Мията», а фамилия владельца - Омуро,- растолковал полицейский. Гости из Токио так приглянулись ему, что он вызвался проводить их до места.

Что, уже все узнали? - опешила служанка, лицезрев их. Уходя, они предупредили, что, может быть, за ночуют в гостинице, но на данный Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава момент ведь не было к тому же 12-ти денька.

Да нет. Скажи-ка, есть у вас здесь Ёсипо Омуро-сан?

Ёсино? Может, это моя бабушка?

Очень может быть.

По возрасту кузина Танэ полностью могла быть бабкой этой девицы. И означает, женщина была не служанка, а родственница владельцев.

У Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава вас к бабушке дело?

Хотелось бы с ней побеседовать.

Она в задних комнатах живет. А какое у вас к ней дело?

Это милиция из Токио. Позови-ка скорей хозяйку,- распорядился полицейский.

Женщина, сгорая от любопытства, побежала за хозяйкой. Та не принудила себя ожидать.

- Наша бабушка чего-нибудть натворила? - с испугом Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава спросила хозяйка. Визит сыскных агентов в таком городе - событие, естественно, чрезвычайное.

Нет же, мы просто желали бы у нее кое-что выяснить, не беспокойтесь, пожалуйста,- успокоил ее Мунэсуэ.

Ну, слава богу. А что, очень принципиальное дело, раз вы специально из Токио к ней приехали? - В голосе хозяйки все еще Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава звучал испуг и настороженность.

Да нет, ничего такого особенного. Как видите, в мэрии мы узнали, что ваша бабушка - двоюродная сестра Танэ Тании-сан,- произнес Мунэсуэ, пристально следя за выражением лица хозяйки.

Но имя пе произвело на нее никакого воспоминания.

- Бабушка мало глуховата, но, в общем, не больна,- произнесла она, провожая Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава гостей в задние, жилые комнаты. Обходительный тон Мунэсуэ, кажется, посодействовал ей совладать с испугом.

Ёсино нежилась на солнышке у себя в комнате, на коленях у нее лежала кошка. Она производила воспоминание тихой, хорошей старушки. В комнате было светло и чисто, видно было, что в семье о ней хлопочут.

- Бабуля Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, к нам гости из Токио,- обратилась к Ёсино хозяйка, умолчав, вобщем, о том, что гости из милиции.

По всему было видно, что древняя дама доживает свои деньки тихо и счастливо. И полицейские вдруг пошевелили мозгами о том, как непохожа ее судьба на судьбу Танэ, с молодых лет Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава жившей посреди чужих людей и погибшей страшной гибелью. Казалось бы, близкие люди, а такие различные судьбы…

- Из Токио? Ко мне? Да неужто по правде? - встрепенулась Ёсино.

Инспекторы представились и очень деликатно, опасаясь встревожить старуху, спросили ее о Танэ Накаяма.

А, О-Танэ-сан! Ну как, как! - обрадовалась древняя дама.

Означает, вы Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава понимаете О-Танэ-сан? - уточнил Мунэсуэ.

Как не знать, мы ведь росли совместно, как сестры. Вот только вестей от нее издавна нет, как она, жива-здорова?

Ёсино не знала, что Танэ погибла, и Мунэсуэ поразмыслил, что гласить ей об этом не стоит.

- Фактически, мы желали у вас Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава выяснить: как вышло, что О-Танэ-сан уехала в Гумма? - спросий он.

Ох, О-Танэ была такая бедовая, все ей чего-то не хватало. Вот и решила уехать. Не то чтобы ей здесь не нравилось, а просто хотелось на новое место.

Как она познакомилась со своим супругом, Сакудзо Накаямой?

Этого я Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава точно не знаю. Пошла работать на фабрику в Тояма, там вроде и познакомилась.

А Накаяма-сан тоже работал на этой фабрике?

Работал, работал. Когда она закрутила с ним любовь, дядя с тетушкой рассердились - вспомнить жутко: как это, дескать, непонятно с кем, человек, дескать, чужой… Ну, вот они и Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава сбежали.

Сбежали?

Они еще не поженились, а глядь - ребеночек. Дяде с тетушкой как разъяснить? Начнут спрашивать, от кого, какого роду-племени. Вот и удрала она с Нака-ямой - как была, томная.

Возможно, этот ребеночек стал потом папой либо мамой Сидзуэ.

Стало быть, они поехали в Гумма и там поженились, так Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава?

Сначала предки рассердились, желали наследия лишить, как узнали, что у дочки ребеночек родился, внучонок все-же их, небось простили. А выписалась она отсюда не сходу, как сбежала, года через два. Это сейчас молодежи все нипочем, а тогда ведь какая храбрость нужна была…

Ёсино не знала, какой конец Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава был уготован героине этой любовной истории. И в ее голосе сквозила зависть к двоюродной сестре, без оглядки побежавшей за собственной любовью.

Вы произнесли, что О-Танэ-сан издавна не шлет вам вестей. А что, ранее она писала?

Писала время от времени. Вспомнит - напишет.

А нередко писала?

В последний раз Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава письмо пришло лет 10 вспять. А может, 20…- Ёсино задумалась, перебирая свою длинноватую, но, возможно, не очень богатую событиями жизнь.

О чем было то письмо?

Да как вам сказать. О том, как живет, точно-то ее помню о чем.

Письмо, наверняка, не сохранилось? - спросил Мунэсуэ быстрее для порядка. Как-никак, прошло Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава не меньше 10-ка лет. А может быть, и много больше. Но Ксино вопрос не изумил.

Может, и сохранилось. В комоде нужно выискать, Я, как древняя стала, все берегу, ничего не выбрасываю.

Так выищите, пожалуйста, очень вас просим.

Неужто будет прок от старенькой бумажки?

Будет непременно. За этим мы и ехали Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.

Ну погодите, я на данный момент.- Есино прогнала кошку и поднялась с внезапной легкостью. Сидя, она производила воспоминание сгорбленной, но оказалось, что годы

практически не согнули ее.- О-Син-тян, пособи-ка мне,- позвала Ёсино даму. Та все это время слушала разговор, стоя за спиной у хозяйки и сгорая от любопытства Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.

Видимо, профессия гостей не только лишь не отпугивала ее, а, напротив, дразнила воображение.

Давайте поищу,- отозвалась О-Син, очень удовлетворенная тем, что Ёсино собственной просьбой вроде бы узаконила ее присутствие в комнате.

Они вышли в соседнюю комнату, там что-то зашуршало и зашелестело, и скоро Ёсипо возвратилась с пачкой Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава старенькых писем в руках.

Вот, нашлись,- отрадно объявила она.

Неуж-то нашлись? - Полицейские невольно затаили дыхание. Вдруг в письмах Танэ есть какие-нибудь сведения о Джонни Хэйворде либо убийце?

Здесь у меня самые памятные письма, берегу я их,- растолковала Ёсино.- От нее, по-моему, тоже есть. Вижу Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава- то я худо, мелко читать не могу.

Письма пожелтели и, казалось, вот-вот рассыплются.

Можно посмотреть?

Глядите, глядите…

Мунэсуэ поделил пачку на две части, дал одну Ёко-ватари, и они начали просматривать письма.

Это было письмо либо открытка? - спросил Мунэсуэ.

О-Танэ-сан больше открытки присылала.

Оборотный адресок Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава там был?

Да. она ясно пишет, вы разберете.

Сколько здесь приблизительно ее писем?

- Не то три, не то четыре. Были еще, да потерялись.

Судя по датам, письма в пачке двадцати-тридцатилетней давности.

Когда я юная была, мне мужчины нередко цидулки писали, как вышла замуж, все спалила,- погрузилась в мемуары старуха.

Бабушка, а Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава цидулка - это что такое? - спросила О-Син.

Гляди-ка, она, оказывается, и слова такового не знает,- опешила Ёсино.- Для тебя что, мужчины не писали никогда?

А-а, записочка! Кто ж сейчас этим занимается? Сейчас телефон.

Пока Ёсино и О-Син вели этот разговор, Мунэсуэ и Ёковатари кропотливо Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава просматривали оборотные адреса на конвертах. Пачки в их руках становились все тоньше и тоньше.

- Вот оно!

Этот возглас вырвался у Ёковатари тогда, когда в его пачке оставалось всего несколько писем.

Отыскали? - Мунэсуэ уже практически не возлагал надежды на фортуну и поэтому чуть поверил своим ушам. Ёковатари держал в руках Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава пожелтевшую открытку.

От Танэ Накаяма, почтовое отделение Мацуида.

Каким годом помечено?

Восемнадцатое июля 40 девятого года, давненько! - воскрикнул Ёковатари. Они принялись читать. Чернила выцвели, но разбирать округленный дамский почерк было несложно.

«Прошу простить за длительное молчание. Как поживаешь? У меня все благополучно, а что нового у вас в Яцуо? Не так Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава давно у нас останавливалась одна умопомрачительная особа - по выговору, как я сообразила, родом из Яцуо. Так приятно было опять слушать, как по-нашему говорят. Вспомнила родные места…»

Дальше шел текст на практически непонятном местном диалекте. Других писем от Танэ не обнаружилось.

Кто же этот человек из Яцуо Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава? - обратился Мунэсуэ к Ёсино.- О-Танэ-сан больше ничего не писала вам об этом постояльце?

Больше ничего.

Ты что, думаешь, он имеет отношение к делу? - спросил Ёковатари у Мунэсуэ.

Тяжело сказать… Но меня заинтриговала одна вещь.

Какая же?

Здесь написано, что приезжала «одна умопомрачительная особа», которая, судя по выговору, родом из Яцуо Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.

Ну и что?

Выходит, что старуха Танэ - тогда, правда, еще не старуха,- в первый раз лицезрев этого человека, сочла его почему-либо необычным.

Но в письме же сказано, что он был из Яцуо. Может быть, потому?

Навряд ли. Просто он с первого взора кое-чем поразил Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава Тана Накаяма.

С первого взора, говоришь?

Да. Как можно судить по письму.

Но ведь на жаркие источники приезжают отдыхать самые различные люди. Чем все-таки мог этот человек так поразить старуху?..

Может, он был какой-либо знаменитостью?

Тогда бы навряд ли обычная служанка могла просто с ним говорить. Неясно, в чем здесь Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава дело.

В Джонни Хэйворде, я думаю.

Ты хочешь сказать, что сам Джонни Хэйворд отдыхал тогда в Киридзуми?

Но ведь издавна было установлено, чго Джонни никогда ранее не приезжал в Японию, ну и вообщем к тому времени еще не успел родиться.

Нет, естественно, но не приезжал ли Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава кто-то из его родных? Какой-либо иноземец?

Да ведь О-Танэ-сан ясно написала, что это был человек из Яцуо. Не может же иноземец быть человеком из Яцуо.

Правильно, но таким человеком мог быть спутник иноземца.

Перед Ёковатари как будто занавес раздвинулся. Все это время он задумывался только об одном каком Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава-то близком Джонни человеке. Но ничто не мешало допустить, что таких близких людей было несколько.

- Означает, в Киридзуми приезжали вкупе иноземец и японец родом из Яцуо?

- - Наверное, конкретно это и показалось О-Танэ-сан необычным.

- Некоторый родственник Джонни с человеком из Яцуо…

Хотя полной убежденности в этом Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава нет, но письмо полностью допускает такое истолкование.

Допускает, естественно. Тогда и ясно, что О-Танэ заткнули рот, так как она много знала.

Как следует, если мы впритирку займемся Яцуо, то выйдем на убийцу.

Но нет доказательств, что эта «удивительная особа» и есть убийца либо хотя бы что она имеет Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава отношение к убийце. В конце концов, у нас в руках всего только открытка двадцатилетней давности.

Ёковатари не обожал поспешных умозаключений.

Итак, в итоге поездки они раздобыли всего только одну старенькую открытку. Поможет ли она разыскать человека, который когда-то издавна уехал из Яцуо? Снова появилось чувство, что ниточка, которую Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава растягивали с таким трудом, вот-вот оборвется. Сколько раз уже обрывалась она. И каждый раз рука нащупывала ее конец и тянула, тянула. Но сейчас они, пожалуй, и правда в тупике. Надежды удержать ниточку никакой.

Как мы с этим поедем в Токио? - спросил Мунэсуэ.

Ничего не поделаешь. Розыск есть Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава розыск,- ободрил товарища Ёковатари. Но видно было, что он разочарован не меньше Муносуэ.

Домой они могли ехать пассажирским поездом после обеда либо же вечерком, но, не добившись фуррора, они чувствовали такую ужасную вялость, что у их не было ни настроения, ни сил трястись в вагоне всю ночь.

Решив переночевать в гостинице Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава «Мията», Ёковатари и Мунэсуэ направились после обеда в полицейский участок Яцуо. Полицейский оказал им любезность, проводив до гостиницы, и не зайти в участок было неловко. Кто знает, может быть, им еще пригодятся услуги местной милиции.

Милиция располагалась рядом с мэрией. Выйдя оттуда, инспекторы направились в парк на горе Сирогаяма, чтоб Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава с высоты посмотреть на город. Тут еще сохранились следы крепости, которую выстроил Сува-сакон. Осеннее солнце уже клонилось к горам на западе. Перед ними развернулась панорама вечернего городка. Меж низкими домиками вечерним туманом стелился дым из труб, и от этого улицы казались еще уютнее.

Дома перемежались кучками деревьев Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава. Посреди домов вилась багряная от закатных лучей река и, как будто правильной формы зеркала, сверкали не то болотца, не то лужи. Завороженные их блеском, они дождались, пока село солнце и все погрузилось в сумерки. Только тогда стало ясно, что это сверкали крыши.

Над головой простиралось глубочайшее ясное небо Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава последних дней озари. Остатки дневного света медлительно стекали, как будто мед, к его западному краю, но в зените розовыми мазками на синем полотне еще горели несколько перистых облачков. Вечер был безветрен и безмятежен.

На верхушку горы Сирогаяма вела пологая лестница. Ее с обеих сторон обступали осыпавшиеся вишневые деревья, ступени были Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава выстланы сухими листьями, как мягеньким ковром. Деревья кутал легкий благоуханный дымок: должно быть, кое-где жгли опавшие листья.

По лестнице, взявшись за руки, спускались двое: отец и отпрыск. Папе было лет 30 5, ребенку - года три-четыре. Они прошли мимо; на маковке малыша желтел, видимо упавший с дерева, листок. Отец Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава и отпрыск удалялись неразговорчиво и обидно.

«Должно быть, они остались одни»,- подумалось Му-нэсуэ. Он еще длительно смотрел им вослед, пока его не окрикнул Ёковатари:

Что случилось?

Да нет, ничего,- смущенно пробормотал Мунэсуэ. Лестница кончилась, и они очутились на верхушке горы.

Отсюда раскрывались широкие дали. Пока они шли к Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава верхушке, вечерняя заря практически совершенно угасла, и сейчас город стал перед ними россыпью огней в густой тьме. Огни были теплые, оранжевые, и хотелось мыслить, что около каждого из их на данный момент кто-то умиротворенно отдыхает от дневных хлопот. Отсюда были отлично видны покрытые снегом верхушки низких гор. Разумеется, это Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава были горы Татэяма и Сираяма, окружающие равнину Тояма, подобно ширмам. Небо над горами еще сияло голубым сумеречным светом, храня последние блики заката.

- Такие городка располагают к сентиментальности…

Ну да, кажется, как будто это твоя дальная милая ро

дина… либо как там говорится…

Мунэсуэ-кун

[20], а где твоя родина?

Моя - Токио Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава.

Я тоже в Токио родился.

Выходит, у нас с тобой никакой «далекой родины» нет…

Чего нет, того нет. Вобщем, юные с этой родины бегут. Не хотят посиживать у матери под крылышком.

Возможно, такая уж это вещь, родные места: не уедешь - не полюбишь.

Если уедут и не пожалеют, что уехали, может быть Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава, это так и остается им непонятным. А вот если уедут и в жизни им придется несладко, тогда другое дело.

А не хотелось бы, чтоб эта девченка из гостиницы, О-Син-тян, что ли, ее зовут, смогла так просто расстаться с родными местами.- Мунэсуэ вспомнил круглощекую и Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава большеглазую О-Син-тян из гостиницы «Мията».

Хорошо бы повернуть вспять, в гостиницу. Я кошмар но продрог, и есть охото,- произнес Ёковатари, передернув плечами. Подымался ветер.

На последующий денек Ёковатари и Мунэсуэ утренним поездом уехали из Тояма. Около 5 часов полудня поезд пришел на вокзал Уэно. С унылыми идеями они Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава направились в управление и доложили инспектору Насу о том, что поездка не отдала никаких результатов.

- Как знать, а вдруг это и есть лучший итог,- утешал их Насу. Он рассматривал открытку Ёсино Омуро. Вроде бы то ни было, пока она не посодействовала следствию продвинуться ни на шаг.

Решительные деяния

Кунио Морито просто установил, что Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава Кёхэй Коори уехал в Америку, но далее выяснения этого факта дело не шло. А Ниими нетерпеливо добивался результатов. Он как будто не желал осознавать, что забраться в чужой гараж не такое уж безопасное предприятие. Не считая того, непонятно, держит ли Кёхэй машину в отцовском гараже.

Но Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава Ниими и слышать ничего не желал.

Морито-кун, в чем дело, что ты копаешься?

Вторжение со взломом как-никак.

Можно поразмыслить, ты только на данный момент это сообразил. Но ты ведь воровать не собираешься. Даже если тебя изловят, не неудача. Скажешь, что спьяну заблудился. Вот и все.

Поймают-то меня…

Ты Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава на это шел. Задумайся, половина дела уже изготовлена.

Я понимаю.

А если понимаешь, то действуй. Не может быть, чтоб Кёхэй вдруг ни с того ни с этого взял да уехал в Америку. Вобщем, если для тебя это дело не с руки, я найду к кому обратиться.

Ниими Взбунтовавшийся «инструмент» 12 глава давал осознать, что он может разорвать свои дела с Морито.

Государь Ниими, не будьте так бессердечны. Вспомните, разве я подводил вас хоть раз?


vziskat-s-otvetchika-ooo-imisks-v-moyu-polzu-kompensaciyu-prichinennogo-moralnogo-vreda-v-razmere-20-000-dvadcati-tisyach-rublej.html
vzlet-i-padenie-kataloga-mtv-ili-kak-video-pogubilo-zvezdu-radio.html
vzlom-pribrezhnogo-lda-vozmozhen-v-primorskom-krae-iz-za-prihoda-ciklona-mchs-informacionnoe-agentstvo-ria-novosti-22122011.html